Точка зрения

Имеет

Давайте будем называть то, что происходит в сфере государственного обучения (на казенный счет) и после уроков (за деньги), своими именами.

И тогда станет понятно, кто учит, воспитывает, развивает вкус и ум, поддерживает дух и чувство собственного достоинства, избавляет от привитых на уроках комплексов и фобий — репетитор. Ну, а школа? Правильно: отчитывается и присваивает лавры победителя себе.

В августе прошлого года объявили о невиданных свершениях московских учеников на ниве исследования PISA-2016. Оно выявило, что по читательской и математической грамотности школа Первопрестольной находится в топе-10 лучших образовательных систем мира. А по естественнонаучной грамотности — на уровне топа-20.

Пир на весь мир. Заздравный гимн столичной педагогике спели все сайты, теле- и радиоканалы. Даже главный разработчик и куратор теста PISA Андреас Шляйхер признал, что лучшие учащиеся Москвы ни в чем не уступают сверстникам из стран с наиболее эффективными моделями образования.

Позвонил старой знакомой, выдающемуся специалисту в области школьных измерений. Спрашиваю: похоже на правду? Пишут, дескать, что 15-летние москвичи заткнули за пояс Сингапур и Гонконг на предмет читательских умений.

Вместо ответа аналитик познакомила с итогами другой международной программы по оценке качества образования — TIMSS 2015 года (Trends in Mathematics and Science Study) в 60 странах мира. 67% российских учеников занимаются с репетиторами — гласит один из наиболее, пожалуй, звонких выводов исследования. Об этом составителям международной анкеты сами подростки, участники TIMSS, и рассказали.

«TIMSS раскрывает цифру в целом по России. Если же взять, в частности, Москву, то здесь берущих частные уроки школьников не менее 80%. Особая „московская методика“, о которой без умолку твердят, — это на самом деле репетиторство и в хвост, и в гриву. Причем начиная с детского сада, с малышей, которых надо сперва устроить в правильную школу», — прокомментировала тестолог с мировым авторитетом.

Тем не менее утром дети идут на уроки в школу. Для чего? «А потому, что все так делают, а ты частичка коллектива», — объясняют им родители, убегая на работу. Другой довод: «Важно менять декорации, малыш, встречаться с новыми людьми — не сидеть же дома дикарем».

На самом деле что уж непонятного: дети идут в школу за оценками, за аттестатом, который репетиторы пока еще не научились выдавать, да это и не принято. Так, может, пора предоставить это право людям, обеспечившим нашим школам место в первой десятке лучших школ планеты? Право на собственный именной сертификат педагога-частника, скрепленный государственной печатью.

А чем наши ребята занимаются в свои свободные часы? В период от «после уроков» до начала посещения репетиторов? Существует экспертная оценка: около половины школьников — пользователей Всемирной паутины — в Московском регионе каждый день ищут готовое домашнее задание (ДЗ). Понятно? От приставучей школы дети отделываются готовыми ДЗ — на, и отстань. А к репетитору летят на крыльях.

Скажут: да возьмите любую цивилизованную страну, там масштабы репетиторства сопоставимы с нашими. Разрастание «экономики в домашних тапочках» свидетельствует, мол, скорее о состоянии умов родителей, нежели об уровне учителей. Споры такого рода бесконечны и бессмысленны. И все-таки кое-какие выводы из подобных сравнений сделать можно.

Поголовно массовому репетиторству мы обязаны двум равномасштабным и тесно увязанным друг с другом событиям. Переходу на обязательный ЕГЭ (январь 2007-го) и к обязательной 11-летней школе (июль того же года). Юбилей, однако! Да еще и двойной.

Валовая подготовка «квалифицированных потребителей» школьных, а затем вузовских корочек стала возможной благодаря именно этим политическим решениям. Российского учителя оставили без выбора, приговорив к таким же валовым припискам и очковтирательству. В результате «переписывание (а точнее, подделка) классных журналов приняло характер эпидемии», констатировала «Учительская газета» уже в 2011 году.

Вот таким образом система образования, чьим достижениям рукоплескали целые континенты, перетекла из классных комнат в более уютные домашние покои.

Во время «Прямой линии» с президентом его спросили о внуках: сколько им лет, как поживают?

Он сказал, что «кто-то уже в детский сад ходит». И, не называя номера, добавил: «Видите ли, в чем дело, я хочу, чтобы мои внуки росли в детских коллективах и становились нормальными людьми».

Организаторы этого вопроса из президентской команды вроде бы били в десятку, подымая выигрышную тему детских товарищеских объединений. Но в итоге допустили непростительно грубый просчет. Ибо где они сегодня, детские коллективы? В тренде сугубо индивидуальная, хотя и столь же широко востребованная, работа частных педагогов на дому. Нормальных людей нынче лишь там по преимуществу и делают.