Школам-новостройкам нужны и творцы, и исполнители

Полеты

Не так часто, как хотелось бы, но школы-новостройки появляются. Главное их преимущество в том, что они соответствуют многим современным техническим требованиям.

Но, кроме безупречного внешнего облика, школе-новостройке необходимо внутреннее наполнение. Легко ли новорожденным образовательным организациям формировать имидж, за что браться в первую очередь: за создание команды или за решение различных хозяйственных вопросов — это и многое другое обсуждали на Всероссийской научно-практической конференции «Школа, устремленная в будущее: социально-педагогический потенциал школы-новостройки», прошедшей на базе центра образования «Кудрово» во Всеволожском районе Ленинградской области.

Нужно заметить, что площадка для проведения форума была выбрана, как говорится, с намеком, потому что при ближайшем рассмотрении ЦО «Кудрово» ломает определенные стереотипы. Например, располагается в деревне, где проживает порядка… 50 тысяч населения. Будучи деревенской школой, обучает порядка 1700 детей. И при своем годовалом возрасте уже является школой-технопарком, где на базе различных лабораторий реализуются 8 программ дополнительного образования детей. Такой школе более чем понятно, что значит быть устремленной в будущее.

Исходя из позиции, что будущее явно не за скучными докладами, организаторы конференции решили, что обсуждение различных актуальных проблем школ-новостроек можно провести в режиме диалога между участниками и экспертами. Причем первая тема для дискуссии касалась, можно сказать, ценностных установок, поскольку специалисты пытались определить черты образованного человека. Ведь смысл школьного образования, по мнению члена-корреспондента РАО, доктора педагогических наук профессора НИУ ВШЭ Олега Лебедева, как раз в том, чтобы сформировать образованного человека, способного ответить на вызовы времени.

Мнений на сей счет было много, и свои определения образованного человека давали как учителя-практики, так и маститые ученые. К примеру, президент фонда «Республика», декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС Сергей Цыпляев заметил, что у образованного человека должен быть фундамент — знание различных наук, и, кроме того, он должен быть самоорганизованным и ответственным за свою судьбу. Интересный вариант предложил ведущий научный сотрудник Института системных проектов «Московский городской педагогический университет» кандидат педагогических наук, доцент Александр Моисеев. Он сказал, что образованному человеку можно прожить свою жизнь, как основную образовательную программу. У руководителя группы разработчиков «Атласа новых профессий» Дмитрия Судакова нет сомнений в том, что образованный человек должен быть критически мыслящим и творческим. По версии директора школы № 5 г. Луги Ленинградской области Ольги Ингинен, для образованного человека естественно желать и уметь учиться, а также применять свои знания на практике. Еще ряд экспертов, в том числе академик РАО директор центра образования № 109 г. Москвы Евгений Ямбург, убеждены, что образованный человек — это прежде всего человек с высокой степенью внутренней свободы.

Однако возможно ли сочетание внутренней свободы, которую предполагается воспитать в ученике, и внутреннего консерватизма, который так часто ставят в вину педагогам, для экспертов тоже является трудным вопросом. Например, старший преподаватель кафедры психологии и педагогики личностного и профессионального развития факультета психологии СПбГУ Андрей Красильников считает, что если педагог действительно консервативно мыслящий и если он предлагает неработающие шаблоны, то ребенок это видит и как следствие не доверяет такому учителю. При этом шаблонное мышление напрямую зависит от администрации школы.

— С моей точки зрения, когда в основе управления школой страх педагога, то в такой школе редко остаются люди, которые живут мечтой, пытаются выйти за рамки и чего-то достичь вместе с детьми, — говорит Андрей Красильников. — Хотя нужно оговориться, что норма — это правильно и хорошо. Просто должно быть сочетание нормы и творческого прорыва и должны быть зоны, где педагог может чувствовать себя свободным. Это могут быть методы, результаты, дополнительные проекты и т. д. Если администрация готова рискнуть вместе с педагогами и дать им возможность творить, то тогда есть шанс. Но давайте скажем прямо: такой администрации, лелеющей мечту педагога, не стоит брать на работу тех учителей, которые живут без мечты. Потому что они по-другому работать не умеют, без страха практически ничего не делают, и тогда система вообще не будет работать.

На мой взгляд, современное поколение педагогов умеет мечтать, но у них вечный недостаток молодости — отсутствие компетентности. Бывают мечтающие молодые педагоги, которые не очень хотят быть компетентными и не очень чувствуют свою адекватность или неадекватность. Тогда их захлестывает желание изменить мир без учета реалий, мнения общества и т. п. Как правило, подобные «полеты» заканчиваются неудачей. Но много и таких педагогов, кто соблюдает золотую середину, умеет выстраивать свою компетентность и мечтать.

По мнению Ольги Ингинен, педагогу, конечно, не мешает свободно мыслить, но делать это нужно с учетом социальной ответственности перед детьми, родителями, обществом. Учитель должен быть мыслящей личностью, искать пути к творчеству, творить, но при этом он должен понимать, что ему необходимо выйти на результат и удовлетворить запросы всех участников образовательного процесса. Это свобода, но свобода в рамках, и рамки эти определяет закон. Школа как государственная структура не может жить и работать вне закона. Конечно, управленцу удобнее работать не столько с творцами, сколько с исполнителями, однако лучший результат, конечно, покажут новаторы и энтузиасты. С ними работать сложно, но можно, если найти индивидуальный подход. Вообще в любой школе, как правило, присутствует ансамбль исполнителей и творцов, потому что невозможно наличие только творцов или только исполнителей.

Таким образом, когда дискуссия плавно перешла к теме человеческого капитала, стало очевидно, что именно люди как с высокой, так и со средней или низкой степенью внутренней свободы и, главное, с желанием работать необходимы школе-новостройке. Потому что в отличие от уже существующих школ у новостройки нет ни команды, ни традиций. Все это нужно формировать и нарабатывать. Помочь в ситуации нестабильности и отсутствия единого коллектива может, по мнению Александра Моисеева, такой новый субъект, как школьные проектные команды. Это могут быть разновозрастные, смешанные команды людей, работающих над краткосрочными или долгосрочными, несколькими или одним общим проектом. Включение в проектную деятельность позволяет не только объединять людей и выявлять потенциал как каждого, так и всей команды, но и продуцировать прорывные идеи, что актуально для школ, устремленных в будущее.

Смысл школьного образования как раз в том, чтобы сформировать образованного человека, способного ответить на вызовы времени.

Конечно, управленцу удобнее работать не столько с творцами, сколько с исполнителями, однако лучший результат, конечно, покажут новаторы и энтузиасты. С ними работать сложно, но можно, если найти индивидуальный подход.