Развитие детской литературы тормозит коррупция?

Живущие

В 2017 году исполняется 60 лет замечательному детскому журналу «Искорка». Поздравляя авторов и читателей журнала, «Учительская газета» задала редактору Юрию Буковскому главный вопрос: существует ли кризис современной детской литературы?

— Юрий Анатольевич, вы работали в старой и работаете в новой «Искорке». Как вы считаете, различаются эти времена?

— Времена эти различаются. И кардинально. «Искорка», рожденная 60 лет назад, была единственным в стране литературно-художественным журналом для детей. Все остальные, даже «Мурзилка», были общественно-политическими. В этом статусе были и преимущества, и недостатки. Никто из идеологических работников особо не требовал «фанфар и барабанного боя» на страницах издания, и коллектив занимался литературой.

«Санкт-Петербургская Искорка» стремится сохранить традиции и концепцию старой версии журнала, быть профессиональным литературно-художественным изданием, наполненным новым, современным содержанием. Сохранены внешний вид, формат, цветность, объем, многие популярные рубрики. Печатаются стихи, рассказы, повести, сказки, очерки, загадки, игры для детей профессиональных и начинающих петербургских и российских писателей и поэтов.

В чем же разница? Прежняя «Искорка» была известным и уважаемым журналом. Тираж доходил до 160000 экземпляров в месяц. Офис в Доме печати на Фонтанке, штат работников, гонорары, распространение в киосках Союзпечати, государственная поддержка…

Новая «Искорка» — издание без денег, штата, офиса, гонораров, подписки, с мизерным тиражом и читателями только в Интернете, и только потому, что там можно размещать журнал бесплатно. Журнал существует благодаря спонсору, оплачивающему полиграфию. И двум работникам — главному редактору и главному дизайнеру, вот уже много лет работающим на общественных началах.

— Так что же, можно говорить о кризисе детской литературы?

— В 1990‑е и начале 2000‑х казалось, что русская поэзия и проза для детей медленно и верно умирают. Однако сейчас можно с уверенностью сказать, что они не только не умерли, а, наоборот, расцвели новым ярким цветом.

Советская детская литература была интересной, талантливой, очень гуманистичной и на редкость профессиональной. Но все же она варилась в собственном соку, произведения зарубежных авторов не были широко доступны, подражание им, если оно вдруг замечалось, осуждалось, надо всем довлела цензура. И вот сейчас на наших глазах появилась новая, постсоветская, детская литература, впитавшая в себя весь гуманизм русской и советской литературы, знакомая с лучшими образцами литературы мировой, работающая без пресса цензуры — свободная и талантливая.

Невозможность печататься для писателя — смерть. Нынешним авторам это не грозит. Появилось множество литературных сайтов, выпускаются и продаются электронные книги, бумажные книги через Интернет. И пока многие наши «бумажные», «традиционные» издатели старательно гоняются, выпуская книги сомнительной литературной ценности, за длинным рублем (который у большинства в результате оказывается коротким), в стороне от них вызрела незнакомая им новая талантливая детская литература.

— А государство остается от этого процесса в стороне?

— Удивительно, но такой действенный инструмент, как книга, детская периодика, сейчас полностью исключен из процесса воспитания подрастающего поколения.

Государство миллионы, миллиарды тратит на строительство стадионов, спорткомплексов. При этом в казне нет каких-то тысяч рублей на «Искорку» и на другие детские журналы, газеты, сайты, способные профессионально участвовать в формировании мировоззрения подрастающего поколения.

Сейчас вся наша детская литература, детская периодика пущены на самотек — пишите, что хотите, выживайте, как хотите. К сожалению, в диком рынке выживает не самое лучшее.

— Вы предлагали создать совет по детской книге…

— Не я один. Обеспокоенные положением дел в детской литературе и периодике — дурновкусием, отсутствием общественного и цехового контроля за книгоизданием, отсутствием обсуждения имеющихся проблем, мы написали обращение к губернатору Ленобласти с просьбой создать при правительстве Санкт-Петербурга совет по детской книге и периодике. «Мы» — это председатель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Б. А. Орлов и председатель Санкт-Петербургского союза писателей В. Г. Попов, главный редактор журнала «Вестник детской литературы» доктор филологических наук Т. А. Федяева и я, главный редактор «Искорки». Ответ, пришедший из комитета по печати, сводился к тому, что советы никому не нужны, все и так замечательно.

Кстати, совет все-таки в Петербурге действует. Но другой, со штаб-квартирой в Вене, — Международный совет по детской книге. У его петербургского филиала прекрасный офис в центре города. Что делает этот совет, кому помогает, кого поддерживает, мне неизвестно.

Увы, мы далеко не самая читающая страна в мире. Закрываются издательства. Прекратил свое существование «Вестник детской литературы» — уникальный по нынешним временам журнал, с критическими обзорами о детском книгоиздании, о новых книгах и авторах.

Перестройка в свое время началась с провозглашения гласности. Неплохо было бы эту гласность возродить. Нужен контроль читающей общественности, цеховой литературный контроль.

— Почему же, Юрий Анатольевич, прилавки книжных магазинов заполнены примитивными, халтурно написанными и проиллюстрированными изданиями? Кто в этом виноват?

— Я могу рассказать, как я издавался в Канаде. Мне пришло письмо от директора издательства с предложением заключить договор на книгу. Я этого директора в глаза не видел, не отсылал в издательство свои материалы, с меня никто не потребовал денег. Значит, редакторы работают — ищут интересующие издательство материалы.

У нас по-другому. Прихожу к редактору издательства. Мой разговор о литературе, книгах, знакомых писателях прерывается жалобами на дорожающую жизнь, сложное материальное положение, счета за коммуналку… Намек понятен. Разговариваю с заведующей отделом распространения книг издательства. Девушка недвусмысленно объясняет, что судьба моей книжки полностью в ее руках с золотыми кольцами. И либо мой сборничек останется пылиться на складе, либо будет стоять на полках всех книжных магазинов страны.

Никакие новые талантливые авторы таким издательствам не нужны. Нужен «верняк», «паровоз» — какая-нибудь условная «Донцова». И «вагончики» — те, кто платит директорам, редакторам, оптовикам. Коррупция исказила, разъела издательский процесс. Рынок ответил тем, что люди престали покупать книги. Проблемы с изданием книг у всех писателей, поэтов. К счастью, есть Интернет. Там нас знают, читают, нам пишут, авторы шлют свои материалы. Вот такая вынужденная в нынешней ситуации политика распространения журнала.

— Изменился ли ребенок-читатель?

— Я думаю, ни ребенок, ни взрослый читатель не изменились. Иногда на встречах с юными читателями замечаешь некоторый скепсис в отношении литературы, писателей. Но природа человека осталась той же. Все так же любовь, голод и смерть правят миром. А в литературе главной остается душа.

Только факты

«Искорка» — детский журнал, выходил в 1957‑1992 гг. Среди авторов — Сергей Михалков, Лидия Чуковская, Даниил Гранин, Александр Кушнер, Николай Сладков. В журнале печатались переводы таких писателей, как Туве Янссон, Алан Маршалл, Габриель Гарсиа Маркес, Редьярд Киплинг, Астрид Линдгрен и др. В 2012 г. журнал был возрожден при содействии Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. Современное название журнала — «Санкт-Петербургская Искорка», учредитель и главный редактор — Юрий Буковский, дизайнер — Виктор Товбин.

Номер журнала «Санкт-Петербургская Искорка» за октябрь 2017 года трижды юбилейный: 60 лет исполняется старой «Искорке», 5 лет — возрожденному в 2012 году журналу, кроме того, это 15‑й номер «Санкт-Петербургской Искорки». Материалы номера можно прочитать на сайте журнала. Нам приятно сообщить, что среди них главы из книги собкора «Учительской газеты» Светланы Потаповой «Семейные сказки Маши Светловой».

Досье «УГ»

Юрий Буковский родился в 1949 году. Окончил Ленинградский политехнический институт, Педагогический институт им. Герцена, Высшие театральные курсы при ГИТИСе. С 1991 по 2011 год — директор и главный редактор различных издательско-полиграфических комплексов, журналов, газет. Член Союза журналистов и Союза писателей России. Публиковался в литературных журналах, альманахах, автор литературных передач на петербургском радио. В России опубликовал 8 книг для детей, 20 книг — в электронных издательствах, в том числе переводы с английского. Собрание сказок Ю.Буковского дважды издавалось в Канаде, в 2017 году — в Сербии.

Комментарий

Ирина Репьева, секретарь правления Союза писателей России, детский писатель, лауреат Всероссийской литературной премии им. сказочника П. П. Ершова:

— В 2005 году мы с коллегами создали при Союзе писателей России Товарищество детских и юношеских писателей России. Нашему товариществу удалось издать на государственно-общественные гранты три трехтомника и один четырехтомник современной детско-юношеской литературы. Но продать их оказалось невозможно. Даже в крупных книжных магазинах Москвы нам сказали, что возьмут на реализацию всего 3‑4 книги, к тому же изданные в текущем году. А одно издательство пожаловалось, что и эти книги продавцы могут положить так, что покупатель их никогда не найдет. Поэтому и «32 писателя», и «Пятьдесят писателей», и «Праздник слова» мы подарили библиотекам.

Спасет ли положение совет по детской книге или литературе? Думаю, нужна систематическая государственная помощь. В СССР каждая новая книга Сергея Михалкова издавалась тиражом пять миллионов экземпляров, а первая книга начинающего автора — не менее ста тысяч. Нужны государственные издательства и государственные торговые сети. Сегодня книжные магазины и издательства в руках частного бизнеса. Они диктуют идеологию. Наше товарищество пытается достучаться до власти. Мы проводили круглые столы по этой проблеме в Госдуме, в Центре социально-консервативной политики, я была на встрече детских писателей с председателем Государственной Думы С. Е. Нарышкиным. Я смотрю в будущее с надеждой. Не случайно с 2018 года в России объявлено Десятилетие детства. А бюджет 2018 года Владимир Путин назвал социальным.